Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
00:15 

Фанфик. Возроди меня из пепла. Канда/Аллен

Mello Love Matt
Гуляй пока молодой (с)
Название: Возроди меня из пепла.
Автор: Riko-san
Бета: Cornelia-13
Фэндом: D. Gray-Man
Жанр: Романтика, ангст
Размер: мини
Рейтинг: НЦ-17
Пейринг: Канда/Аллен
Состояние: закончен.
Дисклеймер: Герои и мир не мои. Поиграюсь и отдам. Честно-честно!
Предупреждение: ООС, немного насилия и жестокости
От автора: меня как всегда куда-то ни туда понесло...

Все тело болело, но это ничто по сравнению с израненным сердцем. Душа рвалась на части, и виноват в этом он сам. Нельзя было влюбляться, тогда не пришлось бы терпеть эту муку, чувствовать яд предательства и видеть лишь презрение, жестокость и похоть в синих глазах. Любовь, дружба, ненависть, зависть, сочувствие, страх – все чувства умирали, забирая с собой основную составляющую его личности. Оставался только желанный покой, даже память он отдал другому, как и свое тело, не Ною, а тому, кто был сейчас единственной его поддержкой – Коронованному Клоуну. Остались только тьма и тишина…

Комуи собрал всех экзорцистов у Хевласки. Они стояли, недоумевая, зачем их сюда позвали, ведь почти все важные новости объявлялись в кабинете смотрителя. Все были здесь, кроме одного – Аллена Уолкера, пропавшего на миссии неделю назад. Смотритель прекрасно знал, как переживали за этого мальчика обитатели Ордена: видел слезы любимой сестры, останавливал рвавшихся на поиски Лави и Кроули, отвечал на осторожные вопросы искателей. И именно поэтому он боялся: то, что сейчас прозвучит, станет еще большим шоком для них.
- Я собрал вас для того, чтобы объявить: поиски Аллена Уолкера прекращены.
- Но почему? Прошла ведь всего неделя! – Крик Линали заставил сердце сжаться.
- Экзорцист по имени Аллен Уолкер погиб. Его личности больше не существует.
- Слабак, значит, все же сдался Четырнадцатому Ною. – Презрительный голос мечника вызвал у смотрителя раздражение.
- Нет. Музыкант тоже уничтожен. Хевласка, покажи им.
Старейшая экзорцистка развернула щупальца, которыми держала белый шар, размером с человеческий рост. На какое-то время сделав его прозрачным, она позволила всем увидеть внутри юношу, закутанного в белый плащ и с маской на лице.
- Это тело теперь принадлежит Коронованному Клоуну. С завтрашнего дня он приступит к выполнению миссий. Не забывайте, что это уже не ваш друг. Это оружие, сохранившее память своего бывшего носителя и использующее его тело. У него нет чувств, нет привязанностей, только цель – уничтожить акума и собрать все частицы Чистой Силы.
- Как же так… - Линали не удержала слез. Рядом всхлипывала Миранда. – Разве такое возможно?
- Как видишь, да. Коронованный Клоун вернулся вчера. Вся информация была передана Хевласке. Эта Чистая Сила обладает разумом, а теперь еще и способностью общаться. Ему нужно поддерживать тело, он будет так же, как и все люди, ходить в столовую, тренироваться, отдыхать. Поэтому я прошу вас присмотреть за ним хоть немного. Как бы больно вам не было от потери друга, но это ваша обязанность – защита Чистой Силы. Если нет вопросов, идите. Вам следует все обдумать и принять решение.
Экзорцисты поднялись на платформе наверх, а Комуи еще долго смотрел на спящего мальчика.

Канда шел с тренировки, когда мимо него прошелестел белый плащ. Лицо его обладателя теперь всегда было закрыто маской. Клоун только что вернулся с очередной миссии. Прошло уже три недели с тех пор, как Комуи объявил о смерти Аллена Уолкера, и чуть больше месяца с того дня… Канда мотнул головой, отгоняя прочь неприятные воспоминания. Когда он добрался до столовой, там было уже полно народа. За дальним столиком сидела эта несносная мелочь, а рядом - Лави и Линали. Они до сих пор пытались общаться с Клоуном как раньше, надеясь, что Аллен вернется. Но в серых глазах, которые когда-то отражали море эмоций, теперь была лишь пустота. Они казались стеклянными, словно принадлежали кукле, а не человеку. Юу это не нравилось. Только сейчас, когда не было больше постоянных стычек и вечно фальшивых улыбок, он понял, как ему всего этого не хватает. И впервые за несколько недель начало появляться чувство вины. За то, что тогда так поступил, сорвался, потерял голову от гнева и похоти. Ведь Коронованный Клоун ясно сказал ему, что это Юу виноват в том, что случилось с недомерком, что он сдался, решил сбежать от реальности. Как страшный сон теперь пролетали те воспоминания.
Они поругались сильнее обычного во время тренировки в лесу, во взглядах читалась такая ярость, что казалось, вот-вот разразится буря от того напряжения, что царило на поляне. После одного из особо сильных ударов, Уолкер прошептал что-то про себя, но Канда услышал: «И я в тебя влюбился. В такую бесчувственную скотину, которой нет ни до кого дела, кроме себя самого». И разум окончательно затмило гневом. Захотелось проучить этого мелкого за дерзость, за то, что он посмел только подумать, что между ними может что-то быть, за то, что имел такие извращенные мысли. Канда просто повалил мальчишку на землю, ловко связывая запястья за спиной своим шнурком для волос. Аллен даже не мог сопротивляться, так как силы его противника были утроены яростью. Мечник легко спустил с него штаны и резко без подготовки вошел. Мальчишка закричал и начал извиваться в попытке сбросить с себя мучителя. Пришлось приложить его головой об землю. Канда невольно зарычал, когда мышцы сфинктера рефлекторно сжались, не давая возможности двигаться. Ему было плевать на то, что будет с мелким, и он просто толкнулся вперед, разрывая чужую плоть. По белым ягодицам потекла кровь, хрупкая спина вздрагивала от боли. Это зрелище заводило еще больше, заставляло впиваться зубами в кожу на шее, раня ее до крови, расцарапывать плоть до тех пор, пока не появятся алые капли. Вскоре его тело выгнулось в оргазме, но желание никуда не пропало. Он еще несколько часов трахал мальчишку, которому высокий болевой порог и какое-то неведомое упрямство не позволили потерять сознание. А когда уходил, осмотрев содрогающееся на земле тело, небрежно бросил: «Личико милое, да и тело ничего, как раз из таких, которые годятся только чтобы их оттрахали и выбросили на помойку».
Он не знал, как мальчишка добрался до здания Ордена, а на следующий день Уолкера отправили на ту злополучную миссию, с которой вернулось лишь его тело. И только по прошествии довольно долгого времени Канда начал понимать, что натворил. Он вспомнил, как однажды рано утром тренировался с мечом, и к нему пришел Клоун. Молча превратил руку в меч и напал. Пришлось активировать Муген и защищаться. Схватка продолжалась недолго: Канда проиграл, катану выбили из рук. Ленты белого плаща обвили тело и крепко приложили об стену, затем об пол и снова об стену. Это было больно. Коронованный Клоун не жалел силы. Канда чувствовал, как ломаются кости. И невольно вспомнился ответ этой Чистой Силы на вопрос Комуи о том, что случилось с Четырнадцатым Ноем. «Я его уничтожил. Я получил это тело, но ненавижу всех, кто помог мне в этом. Мой хозяин должен был жить». Когда мечник почти потерял сознание, Клоун отпустил его, присев рядом на корточки. «Он бы никогда не сломался, если бы не ты». Еще один сильный удар, после которого сознание заволокла тьма. Очнулся Канда тогда в лазарете, куда, как оказалось, его принес Клоун, скормивший медсестре легенду о том, что не смог рассчитать сил на тренировке. После этого он старательно игнорировал мечника, словно вместо него было пустое место. А ночью Канду посещали кошмары, в которых эти серые глаза были полны эмоций, но потом они сменялись страхом, который Юу увидел, когда уходил из леса, а затем становились неживыми. Иногда он слышал приглушенные крики мальчишки и видел кровь на белой коже. Становилось плохо. Канда ощущал себя чудовищем, почти как тогда, когда убил Алму…

Совместное задание. Похоже, Клоун придумал способ отомстить, делая это незаметно. Канде не удалось ни разу уснуть за время этой миссии. Когда плащ и маска исчезали, оставляя спящее тело на кровати, казалось, что ничего не случилось, что через минуту Уолкер откроет глаза, и снова будут их вечные перепалки, в которых нет места этим фальшивым улыбкам, и только Канда сможет увидеть настоящее лицо мелкого. Но это была только иллюзия, через несколько часов Клоун снова возвращался. И когда они уже были в поезде на обратном пути, мечник не выдержал.
- Неужели нет никакого способа его вернуть? – В синих глазах появилось отчаяние.
- Все его чувства надежно запечатаны, а он сам сейчас спит, не воспринимая ничего, кроме защищенности. Неужели тебя замучила вина?
- Верни его… - Тихо, на грани слышимости.
- Если я его верну в том состоянии, в котором он находился, когда на следующий день после совершенного тобой ушел из Ордена, то мой хозяин просто умрет или сойдет с ума. Ты сломал его.
- Верни его, пожалуйста… - Самообладание окончательно покинуло его. Таким Канду Юу не видел еще никто.
- Знаешь, я могу помочь тебе вернуть его. Освобожу его сознание, но заблокирую память. Тебе придется заново учить его жизни, словно ребенка. Привязывать к себе, если хочешь, чтобы он был с тобой. Показать ему все чувства. Но самое сложное для тебя будет после того, как я верну ему память, когда он будет готов принять свою жизнь. Сможешь удержать его – он твой, не справишься, и хозяин снова скатиться в бездну отчаяния – мой. Согласен?
- Да. – И плевать на все, только бы вернулась жизнь в эти серые глаза. Даже если мелкий будет его ненавидеть, даже если не заговорит с ним, Канда хотел, чтобы он был жив.
- Тогда с сегодняшнего дня ответственность за него на тебе. Я буду активироваться как и раньше, защищая его от акума и семьи Ноя.
После этих слов Клоун деактивировался, оставив бессознательного юношу на сиденье. Канда уложил Аллена на подушку и накрыл одеялом. До того, как поезд прибудет на их станцию, еще шесть часов, значит, можно и самому поспать.Комуи беспокоило то, что Коронованный Клоун откровенно недолюбливает Канду. Каждая их совместная тренировка заканчивалась тем, что мечник на некоторое время оказывался в медпункте. И когда на очередную сложную миссию пришлось послать их вместе, смотритель не находил себе места: все ли пройдет нормально? Но для него стало неожиданностью, когда к нему в кабинет вошел Канда. Один. Он отдал частицу Чистой Силы и сел на диван.
- Мелкий переселяется в мою комнату, без возражений.
- А где твое «здравствуйте»? – Гневный взгляд синих глаз заставил смотрителя сглотнуть. – Ладно, ладно. Я пошутил. Где сейчас Клоун? Он обычно приходит отчитываться.
- Чистая Сила с сегодняшнего дня будет активироваться в обычном режиме. Клоун почти полностью отпустил его, точнее узнаем, когда мелкий проснется. Он в моей комнате. И еще надолго там останется.
- Канда, он должен находиться под квалифицированным присмотром.
- Чтобы его изучали, как какую-то диковинку? Ну уж нет. Я его не отдам. Мелкого отпустили под мою ответственность, и в этот раз я не буду совершать ошибок.
Комуи насторожила последняя фраза. Неужели под «ошибкой» Юу подразумевал Алму? Или здесь что-то другое?
- Хорошо, пусть живет у тебя, но на обследование, как физическое, так и психическое, ты должен будешь его привести. Случай Аллена уникален, и неизвестно, что будет дальше.
- Хорошо. Нужна будет еще одна кровать. И верните его золотой шарик, чтобы можно было связываться.
Канда развернулся и ушел. А смотритель еще долго сидел, размышляя над тем, что, несмотря на внешнюю холодность, мечник все же привязался к Аллену.

Он проснулся в незнакомой комнате, немного мрачной, но отчего-то уютной. Попытка что-то вспомнить давалась с трудом, всплыло только его имя и то, что он экзорцист, но это его пока не беспокоило. Аллен сел на кровати и осмотрелся: простая обстановка, стол, шкаф, две кровати. На второй спал молодой парень. Длинные черные волосы рассыпались по подушке, лицо спокойное, безмятежное и такое красивое. Почему-то Аллену захотелось узнать, какие у парня глаза и мягкие ли на ощупь волосы. Любопытство, вот как это называется. Для того, чтобы узнать цвет глаз, его соседу надо было проснуться, а этого парень пока не хотел. А вот волосы потрогать было можно. Аллен осторожно сполз с кровати и тихо подобрался к соседней. Опустившись на колени, он взял в руки мягкую прядь. Лунные лучи красиво скользили по черным волосам, которые мальчик осторожно перебирал. Он пропускал ровные пряди сквозь пальцы, восхищаясь их красотой. Постепенно в его руках оказались все волосы, вызывая детский восторг. Их хозяин едва заметно улыбался во сне, от чего лицо становилось еще красивее. Ресницы дрогнули, и через мгновение парень открыл глаза. Аллен дернулся в сторону, но потом любопытство пересилило, и мальчик, можно сказать, утонул в холодной зимней синеве.

Было тепло и хорошо. Кто-то перебирал его волосы. Приятно, но, кажется, пора просыпаться. Рядом с кроватью сидел Аллен, и, держась за черную прядь, с любопытством смотрел на него. Первым порывом было выматериться и избить мелкого, чтобы руки не распускал, но потом он увидел его глаза. Они были живые, не стеклянные, как у куклы, и в них явно сквозило любопытство.
- Мелкий, пусти волосы.
Аллен послушно отпустил прядь, и Канда, наконец-то, смог встать. Вчера он уснул еще до ужина, едва его голова коснулась подушки, а сейчас, похоже, была середина ночи.
- Выспался? – Мальчик кивнул головой, подтверждая. – Ты хоть помнишь, как тебя зовут?
- Да.
- А еще что-нибудь помнишь?
- Только то, что я экзорцист, мой долг спасать души Акума и сражаться с Тысячелетним Графом.
- Ясно, тогда давай знакомиться. Я Канда. – Мечник хмыкнул про себя: как это было не похоже на их первую встречу.
- А я Аллен, но ты ведь это и так знаешь. А почему я ничего не помню?
- Это долго объяснять, таково желание твоей Чистой Силы. Тебе было тяжело со всем справляться, и она решила таким образом дать небольшой отдых. Чтобы ты смог увидеть мир по-новому. – Канда понимал, что несет какую-то чушь, но мальчик так доверчиво смотрел на него, что он просто не мог вести себя как обычно. Чувство вины в очередной раз запустило свои клыки в его сердце. – И вообще, ты чего на полу сидишь? Холодно ведь.
Мечник поднял его с пола и, посадив на свою кровать, закутал в одеяло. Руки Аллена были ледяные. Канда начал их методично растирать, дыша на маленькие ладошки. Мальчик покраснел, но не отодвигался, ему нравилась такая забота. Когда руки немного согрелись, мечник резко подхватил Аллена, заставив вскрикнуть, и положил поближе к стене, сам пристроился рядом, накрывая их одним одеялом, и обнимая мальчишку, чтобы согреть. Уснули они на удивление быстро.

- Ну, и где он опять? – Злой Канда шел в направлении столовой. Он был почти уверен, что Аллен там. За две недели, которые прошли с момента его пробуждения, мальчишка успел его раз тридцать довести. Потеря памяти совсем не изменила характер мелочи. Первые дни это действительно был ребенок, с удивлением узнающий новые вещи. Буквально на пальцах приходилось объяснять такие понятия, как дружба, любовь, доверие. А вот что такое долг, ответственность, ненависть и страх мальчишка знал прекрасно. Все его шулерские уловки, приобретенные во время ученичества у Кросса, остались при нем. День за днем он становился прежним Алленом, еще не помнящим своей жизни, но с теми же приоритетами и привязанностями. А еще он так же огрызался на все замечания Канды, иногда дело доходило до драки, но все это не мешало им спокойно засыпать вместе на одной кровати. После первого дня, когда мечник поддавшись порыву заснул рядом с Алленом, мелкий отказался спать один. Канда пробовал ждать, пока он заснет, и ложиться на соседнюю кровать, но утром неизменно просыпался, обнимая перебравшегося к нему Уолкера. Тогда он просто смирился с этим, выбрасывая негатив на Лави, который иногда врывался в комнату с утра, пока они еще не успевали проснуться. Он до сих пор до скрежета сжимал зубы, вспоминая лицо кролика в первый его такой визит, он просто впал в ступор, даже не заметив, как Канда вынул Муген. И еще у мечника появилась одна серьезная причина не любить Лави: он с трудом признался сам себе в том, что банально ревновал, ведь мелкий довольно часто проводил время с этим рыжим ловеласом. Но сейчас он искал Аллена не поэтому. Их отправляли на миссию, что естественно разозлило Канду. Он не хотел подвергать мальчика какой-либо опасности, но Комуи переубедить не удалось. Искатели в ужасе шарахались от него, а когда он появился в столовой, там мгновенно наступила тишина - настолько злым Канду не видели уже три недели. Аллен, как всегда набрал гору еды. Усмехнувшись и поняв, что настроение улучшилось, мечник взял свою неизменную собу и подсел к мальчишке.
- Приятного аппетита, Канда!
- Нас на миссию посылают. Через час выезжаем, так что у тебя пятнадцать минут, чтобы все съесть. – Вместо приветствия. – Чтоб к выходу был готов. – И удовлетворенно заметил, как мелкий быстрее заработал ложкой.

- Канда, а как это любить?
Вопрос оказался неожиданным. Любить? А что он сам об этом знает? Он искусственно созданный человек, с отрывочными воспоминаниями из прошлой жизни. У него не было родных и близких людей. Не ученых же, которые его создали, любить. Он привязался лишь к одному человеку, за что проклял себя несколько раз, ведь ему было безумно больно самому убивать Алму. Возможно ли, что те чувства, которые он испытывал к нему, были любовью? Скорее всего, да, только не такой, когда двое людей влюбляются друг в друга, а братской.
- Мелкий, слушай и запоминай. Любовь всегда превозносят как некое невероятно хорошее чувство, но это не так. Какая бы любовь не была, она все равно приносит страдания. Она может быть между родными и близкими людьми, тогда любовь похожа на дружбу. Тебе хочется защищать родного человека, видеть его улыбку и просто знать, что с ним все хорошо. Другая любовь – это когда тебе уже недостаточно всего перечисленного, хочется быть ближе, чем кто-либо, желать прикоснуться к любимому, надеяться, что его взгляд направлен только на тебя. Много еще что можно сказать по этому вопросу.
Некоторое время в номере гостиницы, где они сняли комнату, царила тишина. Аллен обдумывал то, что сказал Канда. Это было обычной практикой: мечник что-то объяснял, а через какое-то время мальчик начинал задавать вопросы и делать выводы.
- Канда, получается, что я тебя люблю.
Ну, вот, опять он все на него пытается применить. Хотя Аллен ведь действительно любил его. И что ему на это теперь ответить? Самым предпочтительным вариантом почему-то показалось продолжить точить меч. Мелкий, не дождавшись ответа, затих только для того, чтобы через какое-то время выдать:
- Канда, а как это, заниматься любовью?
Точильный камень соскользнул с лезвия. Немного подумав, мечник отложил Муген в сторону.
- И откуда ты это выражение узнал?
- От Лави. – Кажется, в Ордене, когда они вернуться, на одну рыжую голову станет меньше. Аллен прижался к нему, обняв за талию. – Ты же мне объяснишь, да?
Терпение, бывшее на пределе последние дни, покинуло Канду.
- Если ты хочешь, я и показать могу. – Уверенно приподнять мальчишеское лицо за подбородок и впиться поцелуем в эти нежные губы. Сладко, видимо мелкий опять пирожные ел. С небольшим усилием провести по нижней губе языком, заставляя приоткрыть рот, и углубить поцелуй. С упоением изучать чужой рот, чувствовать, что тебе неумело начинают отвечать.появился румянец, серые глаза блестели, кажется, ему понравилось. Канда снова приник ко рту мальчика, одной рукой проводя вдоль чужого позвоночника, а второй забираясь под рубашку. Аллен вздрогнул от прикосновений, но не отстранился, а даже наоборот, стал активнее отвечать на поцелуй и неуверенно обнял плечи парня. Ладони мечника скользили по юному телу, изучая и находя чувствительные точки. Канда удивлялся себе, как он не заметил в прошлый раз, насколько Аллен хрупкий? Впрочем, зачем спрашивать это сейчас, когда он и сам понимал, что тогда поступил с мальчишкой как последняя скотина. От размышлений его отвлек стон, вырвавшийся у Аллена. Похоже, Канда движется в правильном направлении, так как мальчик явно возбудился, брюки этого скрыть уже не могли. Он стянул с Аллена рубашку, и запустил руку под резинку штанов, касаясь его члена. Хрупкое тело непроизвольно выгнулось, когда он несколько раз провел ладонью по стволу. Поцелуи уже не ограничивались только ртом. Он оставил несколько засосов на шее, а теперь изучал губами белесые ниточки шрамов. Оторваться на секунду, чтобы снять с мелкого мешающие брюки, вместе с бельем и водолазку с себя. Серые глаза подернуты дымкой желания, Аллен уже явно почти ничего не соображает - бери прямо сейчас, если хочешь. Но Канда удержался. Пока рано. Он вернулся к изучению шрамов, проведя языком по самому большому, оставленному мечом экзорциста, в то время как рука скользила по члену мальчика. Аллен, повинуясь желаниям тела, толкнулся навстречу, чтобы увеличить темп. Японец зарычал, прикусив нежную кожу на груди, но задвигал ладонью быстрее. Почему-то захотелось посмотреть ему в глаза, чтобы удостовериться, что жизнь из них ни куда не ушла, увидеть в них отражение своих, когда-то чуждых ему чувств. Вдруг, на какой-то миг, в них появился страх, но быстро исчез. А через пару минут мальчишка выгнулся, кончая.

Его тела снова касаются чьи-то руки. Прояснившийся взгляд видит полуобнаженного Канду. Нет, только не это. Неужели тот кошмар не закончился, и ему все еще мало? Но что это? Грубые ладони ласково, почти нежно скользят по коже, по члену, принося удовольствие. Губы на животе кажутся обжигающе горячими. Это так хорошо, приятно. Сознание вновь затуманивается, но на этот раз волной захватившего его удовольствия.

Японец лежал, прижимая к себе мальчишку. Свое собственное возбуждение тоже давало знать, но еще могло немного подождать. Это стоило того, чтобы видеть наслаждение на лице Аллена. Он никогда даже не думал, что это может так завораживать и возбуждать. Как и тогда в лесу, Канда хотел, чтобы Уолкер кричал, но уже не от боли, а от удовольствия. Прежде чем приступать к чему-то большему, надо дождаться какой-нибудь осмысленной реакции на то, чем они только что занимались.
- Хорошо, так хорошо. – А вот и реакция. – Это и значит заниматься любовью?
- Почти. Только если все делать по правилам, то удовольствие должны получить оба партнера.
- А как будет правильно? Я хочу, чтобы и тебе было хорошо. – В серых глазах появилась немая просьба позволить и ему доставить удовольствие. Разве можно удержаться от такого искушения.
- Я покажу.
Снова поцелуи, снова ласки, возбуждающие мальчика. Отвлечь его, когда один из пальцев, смоченных слюной, скользнет внутрь. Надо сделать все правильно, чтобы обоим было хорошо. Пока длится подготовка, оставить на хрупком теле еще несколько своих меток. Кажется, он задел какую-то точку, так как Аллен выгнулся под ним, застонав от удовольствия. Окончив подготовку, Канда вытащил пальцы и удобнее пристроился между ног мальчика, заставив обхватить себя ими за талию. Осторожно вошел в податливое тело, давая время привыкнуть к новым ощущениям. Аллен сам подался вперед, давая знак, что можно начинать двигаться. Сначала медленно, пытаясь найти подходящий угол, чтобы задеть чувствительную точку, затем, когда стоны удовольствия уже не затихают, ускорить темп, забывая о нежности, ведь сейчас им так хорошо вместе. Аллен притянул его к себе, обхватив руками за шею, и поцеловал. От этого жеста окончательно снесло крышу. Движения стали резче, но от этого стоны превратились в такие желанные для Канды крики удовольствия. Безумие продолжалось не очень долго. Аллен кончил первым, сжав Канду так, что ему хватило всего пары движений, чтобы достичь разрядки. Удовлетворенные, они заснули, прижавшись друг к другу и не заботясь о том, что надо бы стереть с тел сперму.

Слишком много чертовых акума, и, как назло, все второго и третьего уровня. Мелкий едва успевает обороняться, приняв на себя основной удар. Канда, добывший Чистую Силу, уничтожает их одного за другим, пытаясь отвлечь от Аллена. Но не успевает, и мальчика задевает одним из зарядов, отбрасывая на груду железа, которой стало одно из орудий Графа. Коронованный Клоун не может защитить его от этого падения, взметнувшиеся ленты придерживают тело, но металлический штырь успевает пропороть грудь в опасной близости от сердца. Серебристо-черная маска опускается на лицо, рану забинтовывает белая ткань, и Коронованный Клоун начинает с какой-то странной яростью уничтожать всех акума. Когда с врагами уже покончено, Канда принимает на руки безвольное тело. Серые глаза сейчас принадлежат Чистой Силе, а не Аллену.
- Доставь его в медпункт. Я остановил кровотечение, но это временно, нужна квалифицированная помощь. Я слишком расслабился, и не успел среагировать вовремя. И еще, хоть это событие и не запланировано, но это еще один твой шанс вернуть его.
Коронованный Клоун деактивировался, оставив только раненого мальчика.
Как он добрался до ближайшей больницы, Канда не помнил, в голове билась только одна мысль – «быстрей». А потом у него забрали Аллена. Какая-то медсестра дала ему стакан с водой, сказав, что это поможет успокоиться, когда он нервно ходил кругами возле операционной. Действительно помогло, похоже, успокоительного они не пожалели. Спустя несколько часов томительного ожидания вышедший из операционной врач устало прислонился к стене и произнес слова, которые несут с собой одновременно и надежду, и отчаяние.
- Мы сделали все, что смогли. Он в тяжелом состоянии. Если в течение суток придет в себя, то будет жить.
- К нему можно?
- Да, только после того, как его переведут в палату. И вам придется переодеться. – Врач скептически смотрел на вымазанную в крови и саже, местами рваную форму. – У вас есть где-то час, пока этого ребенка не переведут в палату.
Уходить куда-то не хотелось, но пришлось. Быстро вернуться в номер, сбросить с себя форму, надев запасные брюки и безрукавку, отправить сообщение смотрителю, послав в Орден Тимкампи, и снова оказаться в больнице. Эта ночь стала одной из самых тяжелых в жизни Канды. Дыхание Аллена было слишком редким, пульс почти не прощупывался, к правой руке была присоединена капельница, а левую держал Канда. В какой-то момент сердце мальчика остановилось, но медперсонал быстро оказал нужную помощь, запустив его вновь.
- Не умирай. – Слова сами сорвались с губ. Слова, не свойственные ему, которые он никогда и ни кому не говорил. – Не умирай, пожалуйста. Я люблю тебя. Прости меня за все. Можешь игнорировать меня, презирать, но не умирай.
- И я тебя люблю, Канда. - Боевая рука мальчика сжала его ладонь. Юу поднял голову, встретившись с взглядом серых глаз, которые принадлежали не Коронованному Клоуну, не Ною, не ребенку, а Аллену, тому, с которым они устраивали вечные перепалки, искренне веря, что ненавидят друг друга. Он осторожно потянулся к таким родным губам, словно спрашивая, простил его мальчик или нет, и получил положительный ответ.


- Я же тебе говорил, что все получиться. – Коронованный Клоун довольно наблюдал за развитием отношений своего носителя и японца из черно-белого мира. – Это лучше того, что ты предлагал.
Ной ухмыльнулся, но спорить не стал. Все же основная идея его плана не изменилась. Аллен был вытеснен из своего сознания? Был. Японца затащили в постель? Затащили. И чем это отличается от «захватить тело и изнасиловать мечника», он так и не понял. Ну, да ладно, главное, что о малыше заботиться уже не надо, а значит можно и свою личную жизнь начать строить.
- Лучше, лучше. – Согласился Ной, обнимая Коронованного Клоуна.

@темы: фанфики, юлен

URL
Комментарии
2011-04-19 в 06:30 

Брет.
-Бараш! Ты должен встать, войти в эту дверь и вернуть Карыча к реальности! -Я думаю, что это не нужно ни Карычу, ни реальности..(c)
Оч понравилась последняя фраза и 14-й!))

2011-04-19 в 10:28 

Mello Love Matt
Гуляй пока молодой (с)
ага *_*
он крут:-D

URL
2012-08-09 в 09:12 

dalbaebka-sama [DELETED user]
Коварный Ной.XD
Очень понравилось!:-D

   

Rika

главная